Наши специалисты кол-центра и он-лайн чата свяжутся с вами после 4 января!
Коллекции монет и медалей из золота и серебра
8 (495) 974-29-02 Заказать обратный звонок
0
Наши специалисты кол-центра и он-лайн чата свяжутся с вами после 4 января!
0
Небо в медалях

Небо в медалях

Опубликовано: 27 Октября 2021

Поделиться:

80 лет назад бойцы Красной армии и народного ополчения остановили казавшийся неотвратимым вал фашистского блицкрига. Враг был остановлен и вскоре отброшен от стен Москвы. Отдавая дань памяти героизму наших бойцов, сегодня мы воспринимаем события тех лет примерно так же, как Лев Николаевич Толстой в романе «Война и мир» оценивал события 1812 года. В наших взглядах стало меньше трагизма и пафоса, зато прибавилось взвешенности, отчего достоинство подвига советского народа только выросло: мы знаем истинную цену Победы! Каждый раз, посвящая коллекцию памятных медалей одному из событий той исторической эпохи, Императорский Монетный Двор ожидает, что будущие обладатели чеканных миниатюр разделяют наше общее отношение к подвигу наших предков.
Небо в медалях

В своих воспоминаниях Уинстон Черчилль писал: «Сила советского правительства, стойкость русского народа, неистощимые людские резервы, огромные размеры страны, суровая русская зима были теми факторами, которые в конечном счете сокрушили гитлеровские армии».

Именно в такой последовательности расставил наши преимущества главный британский любитель сигар и виски ХХ-го столетия. В последующем ангажированные российские и западные историки всячески пытались сменить этот порядок, выдвигая на передний край небезызвестного «генерала Мороза». Да, нашу первую стратегическую победу в летний период мы одержали только в 1943 году — на Курской дуге. И Битва за Москву, и Сталинградская битва, и прорыв блокады Ленинграда — сражения главным образом зимние. Но оборонительные действия во всех случаях приходились на лето и осень, а именно оборона предшествует успешному наступлению. И списывать неудачи противника на суровые погодные условия неверно хотя бы потому, что Красная армия сражалась в этих же условиях и зимой случались крупные наши неудачи: тщетные попытки деблокировать Ленинград (Тихвинская и Любанская наступательные операции), Харьковская битва (19 февраля — 19 марта 1943 года).

Война времен года не выбирает. В том и заключается искусство военачальников, чтобы учитывать и природные факторы. 80 лет назад промерзшие до дна русла подмосковных речушек послужили германским панцерваффе дополнительными путями к столице, в обход возведенных москвичами оборонительных рубежей. В то же время низкая облачность и снегопады свели на нет действия немецкой авиации. Пора развенчать еще один расхожий миф о начальном периоде Великой Отечественной войны – о полном уничтожении нашей авиации на земле и абсолютном господстве немцев в воздухе. Миф этот, рожденный в недрах министерства пропаганды Геббельса, впоследствии пустил корни в воспоминаниях Черчилля и, что уж совсем странно, всячески подпитывался и взращивался советской пропагандой вплоть до 1991 года.

Обратимся к примерам. Своеобразным символом героизма советских летчиков при обороне Москвы стал таран германского бомбардировщика, совершенный младшим лейтенантом Талалихиным в ночь на 7 августа 1941 года. За этот подвиг Виктор Васильевич Талалихин был награжден «Золотой Звездой», знаком отличия лиц, удостоенных звания Героя Советского Союза. Героя пригласили сняться в агитационном «Фронтовом киносборнике». Рядом с Любовью Орловой он смотрелся совсем мальчишкой. И действительно — всего-то 23 года! Но тут стоит вспомнить, что еще в Финскую войну Талалихин совершил 47 боевых вылетов, был награжден орденом Красного Знамени, то есть он был не отважным юнцом, а профессионалом высокой квалификации. Да и таран — своего рода апогей воздушного боя — до Талалихина успели совершить старший лейтенант Иван Иванов (над Дубно, на 25-й минуте войны), младший лейтенант Дмитрий Кокарев и лейтенант Петр Рябцев (оба в небе над Брестом 22 июня 1941 года), а также десятки других отважных военлетов.

Факты разрушают мифы, но и побуждают рассматривать события под разными углами. Уничтожив в первые часы войны значительную часть советской авиации на аэродромах, немцы добились тактического успеха. И хотя наши потери в авиации этого периода соизмеримы с ущербом в танках, артиллерии, стрелковом вооружении, транспорте и боеприпасах, главное в этой ситуации то, что пилоты уцелели и, сев за штурвалы новых боевых машин, обескровили врага под Москвой и погнали его до Берлина.

Положение с авиацией в Московской битве у нас складывалось лучше, чем с теми же танками, растраченными в начале войны, хотя бы во встречном сражении в треугольнике Луцк — Броды — Ровно с 23 по 30 июня 1941 года. Почему-то эту битву до сих пор не признают крупнейшим танковым сражением Второй мировой (2 800 наших танков и 800 немецких). К началу Московской оборонительной операции положение с танками у нас сложилось просто критическое. 20 октября 1941 года И. В. Сталин шлет директору Горьковского автозавода И. К. Лоскутову телеграмму, прямо скажем, угрожающего содержания: «Немецкая армия имеет большое превосходство в танках над нами. [...] ...для защиты Москвы нужно давать каждый день нашей армии больше танков. Ваш завод не использует всех возможностей... плохо помогает делу обороны страны».

Иван Кузьмич Лоскутов, доселе танков не выпускавший, ходил под расстрельной статьей. При этом руководящих работников авиационной промышленности награждали орденами и медалями — и было за что! Об этом свидетельствуют документы, в частности, хранящиеся в Российском государственном архиве экономики (ф. 8044. оп. 1. д. 582. л. 31–35), – выпуск № 38 «Ведомостей Верховного Совета СССР» за 1941 год. Из-за перевыполнения плана III квартала 1941 года Государственный комитет обороны увеличил Наркомату авиастроения план на IV квартал. Заводы давали вдвое больше боевых самолетов, чем до войны: до 100 единиц в сутки в сентябре 1941 года!

Действия нашей авиации в период Московской битвы носили преимущественно оборонительный характер — выполняли функции ПВО. Германские военно-воздушные силы осуществили свой первый массированный авианалет на Москву 22 июля. Наши «ястребки», как их называла советская печать, достойно встретили незваных гостей. Однако не стоит забывать и о действиях наступательного характера. Седьмого августа группа бомбардировщиков 1-го минно-торпедного авиаполка 8-й авиабригады ВВС Балтийского флота под командованием полковника Е. Н. Преображенского нанесла внезапный бомбовый удар по Берлину! При сложившемся положении на фронте это событие носило в значительной степени политический, нежели военный характер: на столицу Третьего рейха вместе с бомбами ФАБ-100 (не самыми эффективными в городских условиях) сыпались и листовки. Всего таких налетов будет девять, на Берлин сбросят 21 тонну бомб.

Сражениям под Москвой Императорский Монетный Двор посвятил особую медаль в коллекции «Великая Победа. Легендарные сражения и награды». Несколько образцов отечественных боевых самолетов начального периода войны представлено в обширной серии памятных медалей «Легендарное оружие нашей Победы». Среди них – истребитель И-16, на аналогичном летал В. В. Талалихин и другие герои первых месяцев Великой Отечественной войны,  бомбардировщик Ил-4 (ДБ-3Ф), транспортник Ли-2, знаменитый «небесный тихоход» По-2 (У-2). Коллекцию дополняют медали с изображением типов самолетов, поступивших на вооружение ВВС РККА буквально перед самой войной: Ил-2, Пе-2. Медали выполнены из медного сплава с серебрением металлом 925-й пробы и многоцветным покрытием. Нумизматическое качество «пруф-лайк» позволяет до тонкостей проработать детали изображения, подчеркнув их эффектной зеркальной полировкой.

Примеры служения Отечеству всегда будут вдохновлять граверов Императорского Монетного Двора. Вспоминая в эти дни события 80-летней давности, мы чтим память героев, отстоявших Москву и отбросивших врага от ее стен.